Логин

Пароль (Забыли?)

 Чужой компьютер
Или используйте:

Развернуть меню

Света и Артём выбрали Россию

8-02-2013, 12:34 Категория: Общество
650
1

Социальный аспект: На усыновление решаются единицы

Закон Димы Яковлева, названный по имени погибшего двухлетнего мальчика, забытого американским отцом в машине, запрещает вывозить российских детей в США. В обществе не утихают споры об оправданности таких ужесточений.
 
Печенье для мамы
Неоднозначная реакция на закон вызвана тем, что, вопреки бодрым заявлениям политиков насчёт скорого сокращения, а то и закрытия детских домов, проблема остаётся. Так, Челябинская область входит в четвёрку регионов России с самым большим количеством детских домов. В настоящее время на Южном Урале действуют 55 подобных учреждений. В них живут 15612 сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
По словам начальника отдела опеки и попечительства управления социальной защиты населения Натальи Королёвой, в кыштымском детдоме уже нет мест. И это притом, что в силу возраста сюда ждут переселения девять из девятнадцати воспитанников приюта. Но «путёвок» в детский дом пока не предвидится.
– Сегодня сиротство стало социальной проблемой, – говорит Наталья Евгеньевна. – Дети при живых родителях попадают в казённое учреждение. При этом у их матерей, как правило, развязываются руки: лишённые родительских прав женщины продолжают пьянствовать и вести разгульный образ жизни.
Более того, добавлю от себя, некоторые устраивают личную судьбу. Так, одна лишённая родительских прав дама на какое-то время взялась за ум и даже вступила в брак с приличным мужчиной. Она ухаживает за его внуками, при этом начисто вычеркнув из памяти и материнского инстинкта родную дочь. А вот у детей – другой инстинкт. Сотрудники опеки рассказали мне трогательную историю. В рамках так называемого гостевого режима 13-летняя девочка, простите за тавтологию, гостила у одной сердобольной женщины. Та отпустила подростка погулять и дала ей денег на карманные расходы. Но девочка не стала покупать себе мороженое, а набрала печенья и понесла подарок своей заблудшей мамашке и ещё не отобранному у неё младшему братику.
Как можно работать с такими мамашами и можно ли вообще – разговор отдельный. Мы же поднимаем тему устройства детей в приёмные семьи, опекунства и попечительства. По телевизору видим, как в некоторых поселениях исчезают сиротские приюты, поскольку всех детей разбирают по домам. Хочется думать, что это движение благородной души, но есть и иная мотивация. Так, на ребёнка, взятого в приёмную семью, государство выделяет в среднем порядка 16 тысяч рублей ежемесячно. Второй приёмыш принесёт своим новым родителям ещё пять-шесть тысяч.
 
Сироты при живых родителях
Кыштымскому детскому дому исполнилось 17 лет. Но сотрудники, с которыми я общался, не могли припомнить за время своей работы ни одного случая усыновления отечественными приёмными семьями.
– В нашем детдоме воспитываются 37 ребят от пяти до 15 лет, – сказала исполняющая обязанности директора Ольга Сорокина, – из них только шесть настоящих, биологических сирот, у которых нет родителей. Все остальные – социальные. Поэтому наша цель – вернуть детей в родные семьи, те, где родители встали на путь исправления. По крайней мере, с пятью мамами такая работа проводится.
Что касается закона Димы Яковлева, принятого в противовес акту Магнитского, то мои собеседники сходились в одном: каждый случай усыновления, независимо от места проживания потенциальных приёмных родителей, нужно рассматривать через призму интересов ребёнка.
А как сами дети относятся к практике усыновления заокеанскими папами-мамами? Вместе с Ольгой Борисовной мы поднялись на второй этаж и провели краткий социологический опрос с семилетним Петей, девятилетней Светой и 12-летним Артёмом.
Петя: «Про Америку не слышал. Но съездить можно. Нет, не жить, а просто посмотреть!»
Света: «Никуда не поеду. Хочу остаться здесь. И вообще мне в детдоме нравится».
Артём: «В американскую семью не хочу: там меня бить будут. А здесь никто не обижает».
 

Комментарий
Нина Андреевна Малкова, организатор и первый директор детского дома:
К закону Димы Яковлева у меня двоякое отношение. Буду оперировать только фактами, а вы судите сами. В мою бытность директором от нас в США выехало трое детей. Все попали в прекрасные семьи. И там, за океаном, брат и сестра остались неразлучёнными. И в Испании отлично живёт наша воспитанница, и в Ирландии. Что касается усыновлений внутри страны, то их было четыре. Брали наших детей приёмные родители из Каслей, Карабаша, Кыштыма. В трёх случаях вернули обратно. В Каслях за то, что девочка назвала приёмную бабушку дурой. И лишь
в одной семье, на Каолиновом, прижились двое детей.
Поделиться публикацией

Комментарии:

Добавить
Цитата
  • Miraj

  • 8 февраля 2013 16:53
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 22.04.2009
  • Статус: Пользователь offline
  • 44 комментария
  • 0 публикаций
Франция отдает своих сирот кому-либо? Нет, не отдает. Что происходит в плане отдачи сирот иноземцам в странах более cлабых, чем Россия? Например, на Украине, в Молдавии, в Румынии. Везде происходит одно и то же. Отдача сирот иноземцам начинает становиться постепенно чем-то малоприемлемым даже для стран, где проблема незащищенности сирот стоит гораздо более остро, чем в России. Страны первого мира сирот иноземцам не отдают ! Дима Яковлев оказался жертвой американского беззакония. США все больше демонстрируют себя как страна беззакония. Почему мы должны отдавать своих детей в руки беззаконников» и не защищающих детей-сирот, взятых американцами из других стран? Говорят о том, что американцы убили мало наших сирот, взятых на попечение. А сколько пропало бесследно? Сколько пропало бесследно в Европе? Кто-нибудь это знает? Итальянцы, случайно проведшие расследование, заявили, что бесследно пропали тысячи детей. В Италии пропали 1260 детей, усыновленных из России! В американских семьях слишком часто подвергаются насилию даже свои малолетние дети. А чужие? Бесправные? Что помешает использовать их в разных видах порнобизнеса? Или в продаже на органы? Заболел мальчик и умер… А на самом деле – сдан на органы. Что этому помешает? Конечно, есть разные отдельные случаи. Но мы знаем, зачем в целом берут сирот. Не из любви, а из соображений нормальной и аномальной выгоды. Нормальная связана с получениями определенных преференций американскими семьями, взявшими на попечение сирот. Расчеты показывают, что взять сироту выгодно. Даже если его не использовать противозаконным образом. Аномальная выгода связана с использованием сирот противозаконным образом. Повторяем, их для этого совершенно не обязательно убивать. Есть масса способов противозаконного использования сирот, коль скоро они переезжают в страну беззакония. А Америка уже стала страной беззакония вообще и страной избирательно усиленного беззакония по отношению к России. Став такой страной, она не будет проявлять соответствующее беззаконие во всем, включая наших сирот? Говорят, что отказавшись отдавать сирот американцам, мы не дали американцам вылечить наших сирот. Скольких сирот? Речь идет о 19-ти больных сиротах. Мы их не можем вылечить? Если на лечение каждого сироты понадобится 1 млн долларов, то это 19 миллионов. Сопоставлять эту цифру с издержками по делу Сердюкова мы не будем. Говорить о том, что один миллиардер может решить всю проблему и не заметить этого, мы тоже не будем. Потому что стыдно. Не будем рассказывать и о том, что вытворяют иностранцы, давая взятки нашим чиновникам и вывозя из страны вместо больных сирот здоровых. Практика настолько постыдная и массовая, что опять-таки стыдно. И за наших воров, и за иноземных махинаторов. Разумеется, речь идет не о 19-ти сиротах-инвалидах, а о наших сиротах вообще. Их проблему надо решать. Это одна из проблем, которые надо решать. И решить ее можно по-настоящему, только изменив жизнь. Так давайте менять жизнь. И немедленно. В любом случае, всем понятно, что после случившегося нашим сиротам, оставшимся в России, жить будет в России лучше, чем в США. В среднем лучше. Кому-то из этих сирот, может быть, и повезло бы с приемной семьей. А кто-то оказался бы в таких условиях, как Дима Яковлев. Или в качестве раба педофилов. Или в качестве исчезнувшего ребенка, отданного на органы. Если в США наши сироты будут счастливы, а у нас несчастливы – да, надо их передавать в США. Но будут ли они счастливы в США? Нет, не будут. Повторяем, кому-то повезет. Но для большинства все обернется большим несчастьем. Кроме того, почему у нас наши сироты должны быть несчастливы? Почему французы никому не отдают сирот, да и все страны первого мира? Так давайте станем страной первого мира, отказавшись быть страной третьего мира, а точнее американской колонией. Ведь с чего-то надо начать. У нашей элиты хватает денег на бесстыдные оргии, но не хватает на защиту сирот? Давайте изменим ситуацию! В СССР сироты, в том числе инвалиды, были окружены заботой. Ведь знаем же, что были окружены. Более того, были окружены иной заботой, чем американские сироты. Почему мы боимся возвращаться к самим себе? К тому лучшему, что у нас было? Если мы не вернемся, причем в течение нескольких лет, страна погибнет. А значит, надо возвращаться немедленно. Навряд ли кто то из малолетних посетителей сайта смог добраться до этого места, поэтому продолжу на другую, не менее больную для родителей тему: Министерство образования принимает новые стандарты, которые мы считаем преступными и оскорбительными. Министерство образования и Российская Академия образования, заменив Куприна и Бунина матерным ничтожеством Эппелем и другими ему подобными в качестве обязательной литературы, которую теперь должны осваивать наши дети, бросили нам в лицо вызов огромной силы. Такой же вызов бросил нам гуру этих святотатствующих методистов господин Борис Ланин, заявивший радиостанции «Голос Америки»: «На всю школу один компьютер. К счастью, он стоит не в кабинете директора, а в библиотеке, и дети могут пользоваться. Но на второй компьютер денег нет. А на экскурсии по полям сражений Второй Мировой войны и на археологические раскопки останков участников войны деньги есть. Но спустя 70 лет это не самая актуальная вещь для воспитания детей». Мы требуем отстранения от формирования учебных программ и этого самого Ланина, и методистов, навязывающих нам Эппеля в качестве обязательной литературы и выводящих из списка обязательной литературы Куприна, Лескова и Алексея Толстого. Мы беспредельно возмущены тем, что нашим детям будут навязывать в качестве обязательного (а пусть бы даже и рекомендованного) такие пассажи Эппеля: «Мальчишки то и дело констатируют, что кролики е<нецензурно>. Девочки, поглядывающие издали, тоже знают, чем занимаются кролики, но слово «е<нецензурно>» не употребляют. Наглые мальчишки, желая обратить внимание девочки, делают из двух пальцев левой руки кольцо и, просунув в это кольцо указательный палец правой руки, двигают им взад-вперед». А вот еще пассаж, из того же Эппеля, тоже для обязательного прочтения детей: «Моя рука стала протискиваться между мягковатых, чуть-чуть прохладных, но и чуть-чуть разгоряченных бедер… Пальцы продирались сквозь то разжимавшиеся, то смыкавшиеся бедра и утыкались словно щенки во влажную – обширную после стиснутости бедер – путаницу достигнутых зарослей. И подруга моя от прикосновений вздрагивала, дергалась как-то и говорила: «Не надо, а то у меня голова заболит. И будет сильно и долго болеть». И сама стискивала длинными своими изукрашенными пальцами то, что хотела». И наконец, третий пассаж: «Девки перестают смеяться, начинают сопеть, щипаться и прижимать его к своим кофтам. «Чего же ты? Чего де ты? Шворь давай скорее! - сопя, бормочут они непонятные слова. - Ну, отшворь нас, сученыш, ну!» Одна опрокидывает его, грузно наваливается сбоку и всасывается в его рот, а вторая шарит по Семеновым штанам. «Погоди, черняшка, погоди, не вертись», - дышит первая, слюнявя Семена мокрыми губами. А вторая, не найдя пуговиц, рвет высохшую резинку, на которой держатся его шаровары и пристраивается, как верхом. «Держи его теперь, Варя, держи», - сдавленно сопит она и начинает сильно вихляться. А Варя держит, как гиря, наваливаясь на грудь Семену, и тоже сопит: «Потом меня. Меня, сученок, тоже, после подружки». И вдвигает свой толстый язык в разинутый рот Семена». Когда дети вырастут, они будут читать все, что захотят. Но предлагать ребенку вместо «Медного всадника» (оставлен только в пределах углубленного курса) или Куприна, Лескова и Алексея Толстого (вообще отсутствуют в базовом курсе, перенесены в углубленный курс) всю эту антилитературную пакость может только враг России. Или подкармливаемый американцами, или уничтожающий нацию по зову сердца. В любом случае, речь идет о неслыханной мерзости, которую надо прекратить. 9 февраля 2013 года в Колонном зале Дома союзов состоится Всероссийское собрание родителей, намеренных противостоять тем действиям власти, которые способствуют насаждению у нас ювенальной юстиции. А также тем действиям власти, которые разрушают наше образование. И ювенальная юстиция, и разрушение образования – посягают на будущее наших детей. Родители, которые соберутся в Колонном зале Дома союзов 9 февраля, хотят отстоять будущее детей. Эти родители поддерживают власть во всем, что касается «закона Димы Яковлева». Они уверены также, что отсутствие вывоза наших сирот за рубеж – это благое дело, спасающее огромное количество детей от того особого рабства, на которое этот вывоз их обрекает.