Логин

Пароль (Забыли?)

 Чужой компьютер
Или используйте:

Развернуть меню

Никогда не брал под козырёк

24-11-2015, 15:55 Категория: Общество
1 441
0

Все три десятилетия Валерий Шубин руководствовался только законом. С председателем Кыштымского городского суда Валерием Шубиным мы беседовали на другой же день после его отставки в связи с истечением срока полномочий – 20 ноября.

Судья, а затем председатель Кыштымского городского суда Валерий Шубин вёл только уголовные дела.

Судья, а затем председатель Кыштымского городского суда Валерий Шубин вёл только уголовные дела.


Стойте на стороне жертвы!

– Валерий Николаевич, те­перь, когда вы сняли судейскую мантию, можете ли честно при­знаться: неужели вам ни разу не было по-человечески жаль подсу­димого, которому грозил нема­лый срок заключения?

– Давайте я вам отвечу при­мерами. Двое, по-другому их не назовёшь, подонков посадили в машину голосовавшую на дороге девушку. Привезли в Кыштым, за­тащили в подвал и два часа садист­ски издевались над ней: насилова­ли, прижигали тело паяльником. Экспертиза установила 52 ожога! К счастью, она осталась жива, но куда денешь эту психологическую травму, да и отметины на коже не позволят забыть весь этот ужас. Если вам этого мало, то приведу ещё случай. Муж с женой, а также их при­ятель напали на женщину – таксист­ку из Озёрска. Раздели догола, из­бивали. Муж насиловал, приятель держал, а жена наблюдала. Потом они повезли свою жертву на озеро Сугомак, привязали ей на шею ка­мень и стали совещаться, как и где её сподручнее утопить. Выбранное место им не понравилось, и они поехали дальше. По пути несчаст­ной удалось выскочить из машины и убежать. Все преступники были задержаны и надолго отправле­ны в места заключения. Вот и по­думайте, какую жалость я мог ис­пытывать к подобным извергам? Своим коллегам всегда повторял: в любом деле стойте на стороне потерпевших! А ещё лучше при­держиваться изречения Цицеро­на: «Честный человек, садясь в су­дейское кресло, забывает о личных симпатиях».

 

Чуть не стал лётчиком

– Но ведь надо учитывать и психологию преступника. Напри­мер, попытаться разобраться, по­чему он пошёл даже на самое жут­кое злодеяние? И тогда ему, быть может, что-то да простится.

– А вы знаете, отчего преступ­ность невозможно окончательно одолеть? Да оттого, что любой по­рядочный, нормальный человек (судьи, надеюсь, из этого ряда) в си­лу опять-таки своей порядочности не в состоянии постичь поведение педофила, насильника, убийцы, да того же домушника, который лезет в чужую квартиру. Что ими движет? Что за тараканы в их головах? Ка­кие потаённые причины того, что они вытворяют? Ну, давайте сердо­больно в этом всём копаться! Или всё-таки оставим данное занятие науке по криминологии, а сами будем исполнять свою роль своео­бразных чистильщиков общества.

 

– Но вы только что сказали, что преступность победить не­возможно.

– По крайней мере, дышать хо­рошим людям станет легче, пока негодяи будут сидеть в тюрьме.

 

– А потом они выйдут...

– Что касается педофилов, то они по определению рецидиви­сты. Это больные люди. Только лечить их надо не таблетками, а химической кастрацией.

 

– Что-то наша беседа, едва начавшись, сразу вышла на кру­тую планку. Давайте снизим на­кал... Ведь вы, кажется, вовсе не собирались становиться судьёй?

– Даже не мыслил... По оконча­нию школы в Каслях с год поработал фрезеровщиком на тамошнем ма­шиностроительном заводе. Затем меня призвали в армию. Три прыж­ка с парашютом – и я в Воздушно- десантных войсках. Хотел поступать в лётное училище. Со здоровьем бы­ло всё в порядке, но в последний мо­мент я поменял решение.

 

– С чего вдруг?

– По своей натуре я человек свободолюбивый. Не привык и не хочу подчиняться приказам. Даже считая себя правым, ты ведь на военной службе не имеешь пра­ва рта открыть. В противном слу­чае – «упал – отжался» или марш- бросок с полной выкладкой.

 

– Разве в вашей судейской ра­боте вы не подчинялись прика­зам? Звонок сверху – и вы брали под козырёк!

– НИКОГДА! Ни разу ничего по­добного не было! И своим подчи­нённым всегда напоминал: «Даже если я вам даю уголовное или граж­данское дело и говорю, как надо поступить, вы должны вернуться, смело положить мне его на стол и выйти!». Судья обязан руковод­ствоваться только законом и соб­ственным видением того или ино­го собранного по делу материала.

 

– А если его грызут сомнения?

– Вот тогда я даю совет: «Не при­нимай окончательного решения вечером. Дождись утра и, когда об­ретёшь полную уверенность, ставь свою подпись под приговором».

 

Умеет дружбой дорожить

– Но вернёмся к выбору профес­сии. Если вы не собирались быть судьёй, то какая тропа всё-таки привела вас к этому статусу?

– Тропа получилась несколько извилистой. Поначалу я учился в Челябинском политехническом институте. Но спустя год понял, что к точным наукам не предрас­положен и перевёлся на заочное отделение второго курса Сверд­ловского юридического инсти­тута. Зато в дипломе появилась уникальнейшая запись: «В 1979 году поступил в Челябинский по­литехнический институт имени Ленинского комсомола, закончил Свердловский юридический ин­ститут имени Руденко в 1986 го­ду». Наряду с учёбой я пять лет был народным заседателем в Каслях. В то время, когда я исполнял обязан­ности судьи (народный заседатель имеет на это право, если у него есть юридическое образование), в Касли однажды приехал предсе­датель Кыштымского городского суда Александр Михайлович Ани­симов. Говорит: «Мне дали ставку судьи, перебирайся к нам». Так я и оказался в 1987 году в Кыштыме.

 

– Но как личность вы состо­ялись всё-таки в Каслях. В этой связи хотелось бы отметить, что из этого города в боль­шую жизнь вышли такие ныне здравствующие люди, как Герой Советского Союза, «афганец», заместитель министра по чрез­вычайным ситуациям РФ Вале­рий Востротин, министр лес­ного хозяйства РСФСР, а затем России Валерий Шубин и, нако­нец, ваш одноклассник, бывший заместитель министра оборо­ны России Александр Сухоруков...

– С Сухоруковым я дружу с ше­сти лет и по сей день. Кстати, он по­звонил мне буквально за два дня до моей отставки, поздравил с завер­шением службы. Ну, а к тому ряду, что вы перечислили, можно доба­вить ещё одного каслинского зем­ляка, с которым мы учились в од­ной школе, – Михаила Агафонова, первого заместителя генерального конструктора государственного ра­кетного центра имени Макеева...

 

– Это такое свойство кас­линской земли – рождать незаурядных личностей?

– Не только каслинской. Для меня Касли и Кыштым – один город. А расстояние меду ними в 25 километров я называю лесо­парковой зоной. У меня тут и там знакомые, друзья, родственники. И все они замечательные люди.

 

По сюжетам Агаты Кристи

– Не прикидывали, сколько дел вы лично рассмотрели за почти 30 лет судейской практики?

– Специального учёта я не вёл, но навскидку могу сказать – в среднем было 100 дел за год. Вот и умножай­те на 29 с половиной лет. Что каса­ется сложности, то действительно приходилось рассматривать престу­пления, которые напоминали сю­жеты детективных романов Агаты Кристи. Так, по одной фаланге паль­ца был обнаружен погибший, кото­рый несколько лет считался пропав­шим без вести. В результате долгой и кропотливой работы следователей и судмедэкспертов был установлен криминальный характер смерти. Кстати, газета «Кыштымский рабо­чий» провела тогда журналистское расследование и опубликовала ма­териал по данной теме...

 

– В вашей практике бывали случаи, которые можно отне­сти к казусным?

– Вот буквально на позапро­шлой неделе рассматривали дело, будто целиком взятое из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова. Помни­те фразу Остапа Бендера: «Пани­ковский, бросьте гуся!»? Один ра­нее судимый гражданин похитил гуся. Свернул ему шею и пустился наутёк. Хозяйка птицы с подругой догнала его, женщины отобрали гуся и как следует наподдавали по­хитителю – выбили ему несколько зубов. Он ответил за кражу (при­говорён к полутора годам условно), возместил ущерб в 2 600 рублей, по­лучил прозвище «Паниковский», а вдобавок ему надо будет потратить­ся на визиты к стоматологу.

 

– Судья выносит приговоры. Понятно, что подсудимые – раскаялись ли они в содеянном или нет – не испытывают от этого большого восторга. И всё- таки, случалось, что отбыв на­казание, кто-то приходил к вам со словами благодарности?

– Бывало. Не так давно встретил в магазине старого знакомого. Мужи­ку уже под пятьдесят. Воровал, начи­ная с несовершеннолетнего возрас­та. И едва ли не каждый раз именно мне доводилось «провожать» его в колонию. В последний, пятый или шестой раз, он украл охотничье ру­жье. Так вот, он подошёл со слова­ми: «Спасибо, Николаич, за науку! Теперь я больше не попадусь». Уж не знаю, что он имел ввиду: то ли «за­вязал», то ли постарается не попа­даться. Но будем надеяться на луч­шее. Хочу заметить: суд – последняя инстанция, именно он ставит закон­ную точку в любом деле. Но прежде огромную работу проделывают пра­воохранительные органы: полиция, Госнаркоконтроль, следственный отдел, прокуратура. Именно их про­фессионализм позволяет судьям, опираясь на неопровержимые фак­ты, вынести единственно верный вердикт. И я выражаю большую бла­годарность сотрудникам всех этих ведомств. Особое спасибо всему коллективу городского суда, с кем я проработал долгие годы.

 

– Это правда, что вы ни разу не были на больничном?

– Так и есть. Здесь уж природа постаралась, здоровьем не обижен.

 

– А как же стрессы?

– Снимал их физическим тру­дом в саду, охотой, рыбалкой. Ну, и мой надёжный тыл – жена Галина Ивановна, дети и внук, друзья – они всегда поддерживали меня.

 

– Чем собираетесь заняться после отставки?

– Даже не думал. Всего ведь день на пенсии! Ещё не осознал, что со мной произошло. Но без дела себя не мыслю. По закону о статусе судей я имею право заниматься только преподавательской деятельностью.

 

Игорь Анатольевич ЗУБЕНКО,председатель судебной коллегии по уголовным делам областного суда:

С Валерием Николаевичем я познакомился, когда впервые приехал с проверкой в Кыштым. И уже тогда понял, что передо мной классный специалист и очень ответственный человек. Я даже как-то по-свойски отчитывал его, что нельзя не догуливать отпуск, когда он стремился выйти раньше на службу. Доказывал – в нашей работе необходим полноценный отдых. Но потом понял, что он прав: если руководитель предъявляет к себе высокие требования, то и коллектив проникается к нему уважением.

Поделиться публикацией

Комментарии:

Добавить