Подписка на газету Кыштымский рабочий
Логин

Пароль (Забыли?)

 Чужой компьютер
Или используйте:

Развернуть меню

Круги на воде

11-08-2014, 15:41 Категория: Общество
1 146
0

Прибрежная полоса стала пограничной для добрососедских отношений
На улице
В. Сергеевой
пропал понтон, которым жители окрестных улиц пользовались больше двадцати лет.

 

Аннулировал
общий вклад дело

 
Добротный понтон с основой из металлических труб не сорвало ветром, он не проржавел, его не умыкнули ночью злоумышленники. Конструкцию на глазах у всех разобрали и увезли. Свет на это вовсе не криминальное происшествие проливает письмо в редакцию с подписями 15 человек:
«Понтонный мост на берегу городского пруда находился напротив трёх домов по улице
В. Сергеевой: 19, 19а и 19б. Понтон варили на машзаводе в цехе № 5. Сварочные и сборочные работы вели Александр Мерзликин, Геннадий Шипулин, Владимир Денисов и другие. Материалами помог Кыштымский лесхоз. Мостик в 15 метров служил рыбакам и купальщикам, женщины полоскали там бельё. Для его содержания собирались деньги с жителей окрестных домов. Настало время, и жителей дома № 19 расселили в новые квартиры в Каолиновом. И тут у понтона появился хозяин – семья Даниловых. Они 24 июля за три часа разобрали мост и увезли. Пока шла разборка, мы обзвонили чуть не все городские службы, но никто нам не помог... Структур административных в городе много, а власть употребить некому. Если понтон не вернут, просьба включить эту проблему в план 2015 года».
 
Место события ничем не напоминало о происшедшем. Спокойная прибрежная водная гладь, к которой ведёт свежая земляная отсыпка.
 
– Это мой муж вчера приехал и подсыпал, чтобы хоть как-то к воде подойти, – говорит Валентина Кочетова. – Он работает на погрузчике и на тракторе. Ковшей пятнадцать уложил.
Валентина Николаевна первой в тот день застала и самое начало разборки понтона. Она вызвала полицию, обзвонила всех соседей, кто на тот момент был дома, обращалась к Данилову, мол, Владимир Михайлович, что ты делаешь? А он: «Это мои трубы!»
– Вообще-то инициатором установки понтона был сам Данилов, – вносит элемент объективности 89-летний Алексей Алексеевич Ахмин, – он изъявил желание сделать мост. Где-то достал трубы, диаметром 60 или 70 миллимет­ров. Вместе с Мерзликиным заварили их. Директор лесхоза Батин давал нам материал, и мы вместе всё делали. Дядя Ваня Грязнов, его уже нет в живых, ходил по улице, собирал деньги на необходимые расходы... Ну а Данилов, получается, всё это общее дело взял и аннулировал.
 
Добрые дела –
без срока давности

 
Шухран Валиев один из тех, кто тоже имел отношение к понтону: в период его эксплуатации менял пришедшие в негодность доски.
– Без доступа к воде остались 12 семей – ни постираться, ни пополоскаться, – констатирует он создавшуюся ситуацию и тут же, ступив на свежий грунт, с оптимизмом заявляет: – Забьём сваи, настелем новый мост. Я уже брёвна заготовил. Положим, и будет людям доступ к воде.
На мою подначку (мол, через пару десятилетий заявишь – мои брёвна!) отреагировал серьёзно: «Никогда! Доброе дело возврату не подлежит!». С ним согласна и одна из авторов письма в редакцию Нина Николаевна Мокичева: «Человек должен после себя оставить что-то доброе... Ведь этим мостом пользовались не только жители нашей улицы, но и других – Карабашской, 2-й Дачной. А Горелова Татьяна Ивановна, ей уже за 80, приходила сюда рыбачить».
Шухран вместе с соседом Михаилом Муратчиным проследили адрес доставки увезённого понтона, которым оказалась... металлобаза. Половина труб была уже разрезана. Они объяснили владельцу вторчермета ситуацию, сослались на заявление в полицию, и им пообещали пока не пускать в дело газовый резак.
Соседи настроены решительно. Валентина Кочетова не ограничилась визитом в полицию. Она обратилась с заявлением в прокуратуру, где её обнадёжили: «Будем решать!».
Свой взгляд на эту ситуацию у другого автора письма, жителя дома № 20 по той же улице
В. Сергеевой, почётного гражданина города Виктора Владимировича Казакова.
– Я так думаю, что зря мы боремся. Дело тут вовсе не в понтоне. Сами видите – участок освобождают, чтобы продать подороже, поскольку территория у самого озера. Уже начали сносить дома, даже те, которым стоять и стоять. Новый хозяин потом отгородится забором, и вообще к берегу не подойдёшь.
 
В наследство
от Демьяновой ухи

 
Действительно, один дом наполовину разобран, такая же участь, видимо, ждёт и другие строения. Но это отдельная тема, а нам надо завершить «понтонную» историю, расставить по своим местам правых и виноватых. Казалось, всё ясно: все 15 подписантов состоят в дружной оппозиции по отношению к бывшему соседу. Значит, правда на их стороне. Поскольку их большинство. Но своя правда, и мы не можем её не признать, и у Владимира Михайловича Данилова, с которым мы встретились в его новой квартире в Каолиновом. За столом на кухне он спокойно и взвешенно изложил свою позицию.
– Это мой мост. Я привёз его 20 лет назад. Была такая организация – «Демьянова уха», которая занималась очисткой дна озера Сугомак. Я у них ремонтировал драгу, экскаватор. Денег тогда для расчёта не было, и мне предложили компенсировать рыбой. Я отказался и попросил трубы, чтобы сделать капитальный понтон, потому что надоело нам постоянно приводить в порядок старый мост. Трубы привезли в лесхоз, где я работал. Концы труб заваривали Мерзликин и мой сын Александр. Привезли, установили. Деньги собирали только на настил. Так что трубы стопроцентно мои. Предложил соседям выкупить их за 35 тысяч рублей, но они не согласились. Ну, я и забрал всё: нанял машину, трактор. Вывез – и до свидания! А уж что они там писать будут – пусть пишут. Участковый меня опрашивал. Я ему то же самое сказал, что и вам.
Вот таков расклад этой истории. А теперь судите, кто прав в ней, а кто виноват. Может, правы обе стороны, и тогда из этого конфликта нет выхода. Человек, настроенный прагматически, сделает однозначный вывод: прав Данилов! Он какое-то время назад вложил свой труд, свои средства в этот мостик и имеет все основания вернуть все затраты обратно. Другой, настроенный романтически, упомянет насчёт следа, который оставляет человек на земле, и, может, даже приведёт вот такие поэтические строчки: «Скажи: какой ты след оставишь? След, чтобы вытерли паркет и посмотрели косо вслед, или незримый прочный след в чужой душе на много лет?»
Ну, а мне почему-то верится, что мост для общего пользования здесь в любом его виде будет возрождён, и бабушка Татьяна Ивановна Горелова с улицы Карабашской ещё успеет закинуть с него удочку в тихую гладь городского пруда.
Поделиться публикацией

Комментарии:

Добавить