Логин

Пароль (Забыли?)

 Чужой компьютер
Или используйте:

Развернуть меню

Строитель с дипломом врача

20-11-2015, 15:18 Категория: Общество
1 869
1

Так называли в коллективе горбольницы главного врача Александра Силаева. Сегодня ему исполнилось бы 90. Он умер слишком рано – в 60. Его именем названа Кыштымская центральная городская больница.

Рабочие,  которые строили медгородок, шутили: «Вот наш главный прораб идёт».

Рабочие,  которые строили медгородок, шутили: «Вот наш главный прораб идёт».


Смело входил в любые кабинеты

К 60-летию Александра Петро­вича Силаева 23 ноября 1985 года в нашей газете был опубликован очерк «Не просто жить» (автор – Людмила Харькова, сегодняшний главный редактор «Кыштымско­го рабочего Людмила Чеботина). Из этого очерка я узнал, что Алек­сандр Петрович Силаев сделал для укрепления материальной базы больницы столько, сколько не бы­ло сделано за предыдущие 100 лет.

 

Цитирую: «По его инициативе и под его прямым руководством реконструировали все старые зда­ния. Одно за другим поднимались соматический, хирургический, те­рапевтический, лечебно-диагно­стический корпуса, инфекционное, патологоанатомическое отделения, поликлиника на Нижнем, молоч­ная кухня… Он выбивал средства на строительство и стройматериалы, смело входя в кабинеты столичных министерств. А затем лично кон­тролировал, как идут дела на строй­ке. Говорят, при виде его рабочие по-доброму шутили: «Вот наш глав­ный прораб идёт!»

 

Материальная база местного здравоохранения, которую соз­давал и тащил на своих плечах бывший фронтовик, развивалась семимильными шагами. И этим Александр Силаев предвосхищал завтрашний день медицины. При нём количество коек в стационаре выросло в 3,5 раза, приём больных в поликлинике стал вестись по 16 направлениям. Больница оснасти­лась новейшей на то время меди­цинской аппаратурой, лазерной и ультразвуковой установками.

 

А теперь невероятный по ны­нешним меркам факт: в 1985 году, последнем году жизни Александра Петровича, в городе работало 145 (!) дипломированных врачей раз­личных специальностей (на сегод­ня их – 95).

 

Но это всё статистика, пусть и о многом говорящая. А вот ка­ким человеком был Силаев? Ка­ким он остался в памяти тех, кто с ним работал?

 

– Какой бы вопрос не обсуждал­ся, меня всегда удивляло: откуда он всё знает? – говорит врач-онколог Николай Тимофеевич Пантеле­ев. – Понятны были его познания в хирургии, поскольку он сам был хирургом. Но когда обсуждался вопрос о педиатрии – он на рав­ных беседовал со специалистами. Заходил разговор с инфекциони­стами – и тут Александр Петрович оказывался глубоко в теме. Только потом, когда я после его смерти стал разбирать архив, узнал, что он посещал все медицинские конфе­ренции по любой тематике, кото­рые проходили в области. Был не вольнослушателем, а подробней­шим образом всё конспектировал. Вот почему он был так всесторон­не, энциклопедически образован в медицине. При этом не стеснялся консультироваться с узкими спе­циалистами. Например, со мной, когда я молодым онкологом при­ехал в Кыштым.

 

Побил рекорд другого главврача

Николай Тимофеевич по сей день сохранил воспоминания об этом удивительном человеке:

 

– Он уже болел и лежал в тера­певтическом отделении, а я в это время замещал его на посту глав­ного врача. После процедур, быва­ло, придёт ко мне в кабинет, сядет напротив меня в пижаме и заводит разговор. А я возьму бумажечку и втихаря за ним записываю. Од­нажды он сказал: «Знаешь, чего мне больше всего жаль? Того, что мне жизни не хватило построить родильный дом». Так оно и было. При Александре Петровиче вы­рыли только котлован. Но именно ему мы обязаны строительством роддома. Сохранилось письмо, с которым он ездил в Москву вме­сте с председателем горисполкома Юрием Михайловичем Кузнецо­вым. Приехали с резолюцией ми­нистра здравоохранения: «Решить вопрос со строительством родиль­ного дома в городе Кыштыме Че­лябинской области».

 

Александр Петрович не был лишён здорового самолюбия. Так, он не скрывал, что у него есть же­лание перекрыть рекорд бывшего в начале прошлого века главно­го врача кыштымской больницы Алексея Константиновича Бух­востова. Тот занимал этот пост 24 года. И Силаев этот рекорд пере­крыл – он руководил кыштымской медициной 28 лет.

По отзывам тех, кто работал вме­сте с Александром Петровичем, он умел ценить людей, бережно к ним относиться. Никогда не взрывался, всегда был уравновешен, внешне спокоен, выдержан. Эти качества он сохранил с фронта, где способ­ность не терять выдержку и хлад­нокровие помогали ему, командиру артиллерийского орудия, выходить из самых сложных ситуаций.

 

Когда Александр Силаев в 1950 году поступал в институт, на его груди блестели медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За побе­ду над Германией». До конца учёбы он ходил в полувоенной форме.

 

Обладал даром провидения

В очерке «Не просто жить» при­ведены слова заведующей тера­певтическим отделением Тамары Трофимовны Юнусовой: «Я учи­лась тогда на втором курсе, он – на шестом. Секретарь комсомольской организации института, Ленинский стипендиат, Александр Силаев был для всех нас настоящим идейным вожаком. Боевой, энергичный, он умел зажечь всех словом на комсо­мольских собраниях, так увлечь, что мы, с младших курсов, были бук­вально очарованы им. Потом я по­теряла его из виду». После институ­та Тамара Трофимовна работала в Челябинске. Десять лет назад встал вопрос о переводе её мужа в Кыш­тым. И ещё одна её цитата из очер­ка 30-летней давности: «Конечно, у меня не было особого желания, но когда муж сообщил о том, что там главным врачом Силаев, отпали все сомнения: надо ехать».

 

Великолепный организатор, он умел разглядеть в своих подчинён­ных те свойства, о которых они по­рой сами не догадывались. Вот что рассказала мне Надежда Алексан­дровна Кушнарёва:

 

– В больнице я начала работать с 1960 года участковым педиатром. Прошло лет десять. Меня вызывает Александр Петрович: «Я вас назна­чаю заведующей детским инфек­ционным отделением». На мои воз­ражения отреагировал твёрдо: «Так надо!» Через какое-то время снова вызывает: «Будете руководить дет­ской поликлиникой». Я снова на­чинаю отказываться. И вновь про­звучали те же слова: «Так надо!» И тут уезжает главный педиатр горо­да Екатерина Дмитриевна Чернюк. Опять я на ковре у Силаева: «Воз­главите педиатрию». Но тут я упёр­лась: «Александр Петрович, это та­кая высокая должность, по своим знаниям и способностям я к ней не готова». С этими словами и вышла из кабинета.

 

Но Силаев обладал таким ред­ким даром, как провидение. Он прекрасно разбирался в людях и разглядел потенциал, заложен­ный в Надежде Кушнарёвой. Од­нако не стал излишне давить на неё, а поступил хитро. Воспользо­вался приездом главного област­ного педиатра Лидии Васильевны Утковой и уже вместе с ней под­ступился к несговорчивой Надеж­де Александровне.

 

– Они предварительно всё обсу­дили, – говорит Кушнарёва, – и сра­зили меня беспроигрышным до­водом: «Неужели вы хотите, чтобы вами правил кто-то из варягов!?» Уже потом я узнала, что было на­мерение из-за моего упрямства пригласить на эту должность врача из другого района. Этот довод сра­зил меня окончательно: всё-таки я была патриоткой своей больни­цы и чужака на руководстве видеть не хотелось. Так я и проработала в должности главного педиатра до самой пенсии.

 

А могла бы и года не про­работать. Обнаружили у На­дежды Александровны язву желудка. В областной больни­це врачи глянули в её докумен­ты и округлили глаза: «Вы – заместитель главного врача по детству!? И вы хотите выздоро­веть на этой должности!? Немед­ленно уходите!»

 

А слабость была одна – внук

– С таким вот заключением я и вернулась к Александру Петро­вичу. Он помолчал, помолчал, а потом тихо так сказал: «Надежда Александровна, а как вы считаете, я могу работать со своими болез­нями на своей должности?» И тут мне стало неловко.

 

Вспомнила, что на войне он был ранен, контужен, десять дней находился без созна­ния, что его спасли только с помо­щью какого-то лекарства. Больше я разговора о своей язве не подни­мала... Я одна из немногих, кто был у него дома. Он меня приглашал, когда заболевал его внук. Однаж­ды прихожу и вижу такую карти­ну: Андрюша бегает по пианино! Я говорю: «Александр Петрович, вы почему ему разрешаете бегать по такому инструменту?» А он с такой нежностью мне отвечает: «Это мой «узурпатор». Я ничего не могу сде­лать ни с ним, ни с собой…» Да, лю­бимый внук был его единственной слабостью.

 

Александр Петрович Силаев был добрым, но не был добреньким. Терпеть не мог распущенности, не­дисциплинированности. Причём наказывал редко: достаточно было нескольких бесед с нарушителем дисциплины, и тот исправлялся. Он оставил после себя не только боль­ничные корпуса, свой особый стиль руководства, где действовало одно правило: «Так надо!». Он продолжил себя в своих детях – Елене и Михаи­ле. Оба они пошли по стопам отца и матери, Аллы Яковлевны, став вра­чами. А Михаил сейчас – доктор ме­дицинских наук, профессор.

 

Заслуги Александра Петровича в развитии здравоохранения вы­соко оценены Родиной – к боевым наградам добавились орден «Знак Почёта» и орден Ленина. Не раз ему предлагали возглавить областную больницу, но он твёрдо стоял на своём: «Мне так много нужно ещё сделать в Кыштыме...».

 

Ровно через месяц после опубли­кования очерка «Не просто жить» Александр Петрович Силаев… ушёл из жизни. Но этот человек-легенда в памяти и сердцах всех, кто его знал.

 

Елена Александровна КЛАССЕН,главный врач центральной больницы имени Александра Силаева:

Об Александре Петровиче я знаю по рассказам моей бабушки Анны Ивановны и отца Александра Георгиевича. Они работали с Александром Петровичем Силаевым. Бабушка – акушеркой, отец – терапевтом. Отзывались о нём, как о неординарной личности необыкновенного масштаба – прекрасном организаторе, высокого уровня специалисте и душевном человеке. Традиции, заложенные Александром Петровичем, живут по сей день, и мы стараемся их поддерживать. А 24 ноября у нас состоится вечер, посвященной памяти этого удивительного человека.

Поделиться публикацией

Комментарии:

Добавить
Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 12.08.2012
  • Статус: Пользователь offline
  • 51 комментарий
  • 0 публикаций
Прочитал с огромным интересом. Спасибо,Виктор Маркович, за добрую статью о незаурядном человеке!